П М ШОРЛУЯН — ВОСПОМИНАНИЯ СОТРУДНИКОВ, УЧЕНИКОВ И ДРУЗЕЙ

 П М ШОРЛУЯН — ВОСПОМИНАНИЯ СОТРУДНИКОВ, УЧЕНИКОВ И ДРУЗЕЙ

П М ШОРЛУЯН

П М ШОРЛУЯН

Профессор Вазген Вартанович Мартиросян:

Я много лет знал Партеха Макаровича Шорлуяна, Тесное об­щение по работе и в жизни переросло в дружеские отношения. Мне приходилось видеть его и в радости и в печали, веселым и грустным. Но о его личном настроении могли догадываться толь­ко самые близкие ему люди. Для остальных, особенно пациентов, он был всегда ровным, внимательным и радушным. Заветы Гип­пократа оставались для него превыше всего, они были его собс­твенным жизненным кредо. Хирург, прекрасный клиницист, он принес облегчение, спас жизнь, поставил на ноги бесчисленное множество людей.

Никогда не забуду предновогдний вечер надвигающегося 1970 года. В нашей семье готовилось праздничное застолье. И вдруг у моей мамы уже почтенного возраста начались сильные боли в нравом подреберье. Я немедленно обратился к Партех Макаровичу за консультацией. «Это надо смотреть» ответил он, добавив: — сейчас выезжаю к вам, ждите. Тщательно осмотрев больную, он тут же оказал необходимую помощь. Домой он воз­вратился цочти перед самым боем курантов часов.

Или еще один случай. Было это в марте 1968 года. Перед са­мым женским днем позвонили из Сухуми родственники моего близкого друга, сообщив, что он находится в тяжелом состоянии, необходима срочная операция. Что делать? — вопрошали они. Я позвонил Партеху Макаровичу: «Надо ехать, — ответил он и уточ­нил: — Безотлагательно. Первой же оказией». Приехали мы ут­ром 8 марта. И прямо с вокзала отправились в больницу. Больной был плох. Вооружившись скальпелем, хирург- стал к операцион­ному столу. Сражение за жизнь продолжалось несколько часов…

Всю свою, к сожалению, не долгую жизнь Партех Макарович отдал людям. Служил им самоотверженно, стойко, проявляя ред ­кое милосердие. Все свободное время выделялось для теоретичес­кой работы, подготовке учеников. И в этой области результаты его поистине впечатляющие. Им опубликовано свыше 350 науч­ных трудов, в том числе б монографий. Это наследие и сейчас со­храняет свою научную значимость, вооружает знаниями специа­листов, особенно тех, кто становится на путь врачевания. Среди них доктора и кандидаты медицинских наук, подготовленные не­посредственно Партехом Макаровичем, теперь маститые ученые, профессионалы высокой квалификации.

Партех Макарович был не только узким специалистом, хирур­гом, но и разносторонне подготовленным человеком, интересным собеседником в самых разных областях. К нему тянулись люди, вокруг него собирались, чтобы просто поговорить. Мне прихо­дилось наблюдать его в нестандартных ситуациях, в частности в туристических поездках. Он проявлял живой интерес к культу­ре других народов, стремился обогатить свои знания, расширить общий кругозор. Осматривал старинные крепости, музеи. Кар­тинные полотна выдающихся мастеров живописи. Внимательно всматривался в окружающий мир, в его противоречивые хитрос­плетения.

Таким Партех Макарович остается в памяти товарищей, дру- к.’й, всех, кого касались руки этого Человека, замечательного Хи­рурга.

1, 1 По согласованию с проф. В.В.Мартиросяном текст взят из книги М.Г. Багдыкова «П.М. Шорлуян», Ростов-на-Дону, 2003.

Профессор Николай Яковлевич Корганое:

С семьёй Партеха Макаровича Шорлуяна я знаком много лет. (1 его женой Эммой Бениаминовной (для меня она давно уже Эмма) я познакомился в дни тяжелого лихолетья 1941 года. Мы были товарищи по учебе в медицинском институге, а заодно при­ходились друг другу дальними родственниками. Спустя десяток лет появился Партех Макарович, вскоре ставший мужем Эммы, а также моим добрым приятелем.

Частенько 81 декабря мы встречались дома у четы Шорлуян. Праздновали встречу Нового года и Новый год жизни Партеха: 81 декабря был день его рождения.

Шорлуяны славились своим гостеприимством, и многим это было известно. В их квартире часто находили приют профессора с Северного Кавказа, Москвы и с других мест, приезжавшие в Рос­тов-на-Дону по своим личным и рабочим делам.

Эмма прекрасная хозяйка, искусный кулинар и изобретатель многих интересных блюд. Их друзья, используя гостепреимство хозяев, «напрашивались» в гости в эту семью.

Я должен заметить, что, несмотря на то, что Партех Макаро­вич выходец из простой крестьянской семьи, он отличался внут­ренней интеллигентностью, знал, что такое долг и честь, и совесть его всегда была чиста.

Неизменная улыбка Партеха Макаровича постоянно сопро­вождала его общение с самыми разными людьми — студентами, больными, коллегами по работе, знакомыми, друзьями.

Партех был старшим среди нас, имел за плечами участие в двух войнах: Финской и Великой Отечественной и являлся инте­ресным собеседником.

Исключительно требовательный к себе и людям, очень ответс­твенный в своей деятельности врача-хирурга, он никогда не пе­реступал дозволенного.

Мне всегда казалось, что при таком чутком, внимательном, по- истине любовном уходе Эммы за Партехом и сегодня в свои 90 лет он’был должен был быть вместе .с нами, тем более, что Пар­тех из рода долгожителей. Увы, нелепый трагический случай….

Мы, многие его друзья сохраняем о нём светлую память.

Заслуженный врач РФ, президент Федерации анестезиологов и реаниматологов ЮФО, профессор Александр Дмитриевич Беляевский:

Своим профессиональным становлением я обязан многим лю­дям, но и довольно большом перечне учителей Партеху Макаро­вичу принадлежит особая роль. Именно он рассмотрел во мне в своё время перспективного, по его мнению, ученого, именно он в 1969 году лично приехал к начальнику Окружного военного гос­питаля N° 1602, в котором я тогда работал рядовым анестезиоло­гом, с просьбой передать на возглавляемую им кафедру.

Партех Макарович придавал чрезвычайно большое значение анестезиологии-реаниматологии и был уверен в том, что без раз­вития этой специальности не может быть должного развития хи­рургии.

Он умер у меня на. руках (последние минуты жизни учителя)

20 сентября 1991 года я задержался в больнице дольше обыч­ного и, проходя через приёмное отделение, совершенно случайно оказался лицом к лицу с лежащим на каталке только что достав­ленным с ДТП Партех Макаровичем. Своим профессиональным чутьём он правильно оценивал критичность своего положения, а первые же результаты беглого обследования безаппеляционно подтвердили несовместимость травматического повреждения с жизнью.

«Саша. Я всегда верил и верю сейчас в могущество реанимато­логии. Ей принадлежит большое будущее, но мне нужно, чтобы она (реаниматология) проявила себя сейчас и притом максималь­но возможным образом!» — четко проскандировал он, не реаги­руя на мои вопросы.

Это были сто последние слова. Травма была чрезвычайно тя­желой, жизнь угасала поминутно и посекундно. Мы делали всё, что было в наших силах, одного мы не могли объяснить ни ему, ни себе, — что есть реальные пределы могущества медицины во­

обще и реаниматологии в частности. Он умер с непоколебимой верой в перспективность этой специальности, и сейчас такая его позиция представляется в качестве своеобразного напутствия бо­лее молодому поколению врачей на будущее.

В формировании же моего личного стремления развивать ре­аниматологию не жалея ни сил, ни средств этому напутствию по праву принадлежит доминирующая роль.

Профессора Иван Ильич Таранов и Нщип Луралиевич Хашиев:

Знакомство с проф. П.МШорлуяиом состоялось, когда мы пришли для обучения в ординатуре на кафедру общей хирургии. С первого дня учебы на кафедре мы почувствовали заботу, уваже­ние, чуткое и доброжелательное отношение замечательного кол­лектива сотрудников кафедры общей хирургии и хирургического отделения БСМП № 1, на базе которой размещалась кафедра. Это были опытные и высококвалифицированные специалисты, доктор медицинских наук профессор Л.Н. Стародубцева, кандидаты ме­дицинских наук ассистенты кафедры В.И. Нефедов, А.В. Шапош­ников, Г1.М. Скляров, М.Г. Багдыков, Д.А. Микаелян, А.А. Дюжи- ков, Е.М. Гончаров, К.П. Панасенко, доцент кафедры Г.Г. Кова­лев, зав. биохимической лабораторией Т.Д. Терещенко, молодые учебные ординаторы А.И. Маслов, Э.В. Коноплев, А.И. Михнев, А.И. Федотова, В.Г. Химичев, А.С. Свалова, С.В. Рыбалкина, зав. хирургическим отделением Ш.А. Тенчурин, а также врачи-хирур­ги Г.И. Шевцова-Ярощук, Т.П. Ломакин, В.Т. Карпенок, Г .А. Ме- ников, Л.К. Заболотская, М.Х. Срабионян и др.

Проф. П.М. Шорлуян Владел широким диапазоном различных оперативных вмешательств на органах, грудной клетки, брюшной полости, эндокринной и мочеполовой системы, трансплатологии, проктологической и сосудистой патологии.

Будучи высокоэрудированным ученым и имея богатый опыт практической работы он читал интересные, содержательные и поучительные лекции. Большое внимание он уделял теоретичес­кой подготовке и практическому совершенствованию своих под­чиненных, требовал своевременного и точного выполнения пору­чений, рекомендаций и указаний по лечению больных.

Огромное трудолюбие, неиссякаемая энергия, требователь­ность, дисциплинированность, четкость мыслей, талант организа­тора, мастерство рук проф. П.М. Шорлуяна подерживали непре-

рекаемый его авторитет среди сотрудников, учеников и последо­вателей. Эти качества проф. Г1.М.Шорлуяна заставляли каждого •сотрудника, серьезно и ответственно относиться к их служебным обязанностям и порученному делу.

Созданная при кафедре по настоянию и личному участию проф. I I.М. Шорлуяна экспериментальная база позволяла прово­дить научные исследования на высоком современном уровне.

Проф. П.М. Шорлуян был не только строгим и требователь­ным руководителем, но и создавал оптимальные условия для выполнения научно-исследовательской работы. Часто ставил на кафедральных конференциях одним из разделов отчеты о ходе выполнения научной и практической работы сотрудников кафед­ры и учебных ординаторов.

Большое внимание уделялось развитию клинического мышле­ния, повышению профессионального уровня молодых хирургов, способности самостоятельной работы с литературой, умению ана­лизировать и критически оценивать литературные данные.

Возглавляя кафедру общей хирургии, он умело сочетал педа­гогическую, научно-исследовательскую и лечебную работу. Круг научных интересов проф. П.М. Шорлуяна и возглавляемой им ка­федры распространялся на весьма разнообразные проблемы хи­рургической деятельности: хирургия простаты, патология почек, желчекаменной болезни, холецистита, панкреатита, заболеваний сосудов, вопросы консервирования и трасплантации тканей и ор­ганов, профилактика и лечение гнойных ран.

Под руководством проф. П.М. Шорлуяна были выполнены и защищены более 30 кандидатских и 6 докторских диссертаций. Им опубликовано более 300 научных работ, в том числе 4 моно­графии.

Многие из сотрудников кафедры и его учеников стали докто­рами наук, профессорами, заведующими кафедрами и организа­торами крупных лечебных учреждений.

Проф. П.М. Шорлуян как участник Великой Отечественной войны, талантливый хирург, известный ученый, профессор, уме­лый организатор, требовательный руководитель, внимательный и заботливый учитель, доброжелательный и отзывчивый коллега, человек оставивший весомый вклад в отечественной медицинс­кой науке, создавший собственную школу научного направления, подготовивший целую плеяду ученых и высококвалифицирован­ных хирургов остался в памяти у всех кто его знал. Многочислен­

ные ученики и последователи с искренней теплотой, чувством глубокого уважения, признательности и благодарности вспоми­нают своего учителя проф. П.М. Шорлуяна в 90-летие со дня его рождения.

Заслуженный врач РФ, заведующий хирургическим отделением горбольницы Ns1 г, Ростова-на-Дону Шамиль Арифулович Тенчурин:

Одним из важных показателей оценки педагогической де­ятельности любого ученого, а тем более профессора-хирурга, хи­рурга высшей квалификации является степень подготовленности и качество хирургической техники его учеников.

Для многих начинающих хирургов, овладение хирургической техникой — важный шаг и критерий выбора профессии, серьёз­ное моральное испытание, ответственность перед человеком.

Профессор Партёх Макарович Шорлуян обладал редким спо­койствием, терпеливостью и тактом, и с большим самообладани­ем, не ущемляя достоинства ученика обучал технике опериро­вания и внушал веру ученику в самого себя, в свои возможности стать хорошим врачом-хирургом.

Пройдя две войны молодым хирургом и став впоследствии профессором, ои обладал способностью видеть и угадывать в лю­дях их настоящую суть, потенциальные возможности таланта и возможностей своих учеников. И он ни в ком не ошибся. Все его ученики заняли достойное место как в среде научных кадров, так и в практическом здравоохранении. Он не ранжировал своё отно­шение к ним, свои симпатии или антипатии. Среди его учеников и сподвижников были люди разных национальностей. Жизненный пример отношения к работе и людям проф. П.М. Шорлуяна был тем основным фактором, который способствовал сплоченности и самоотдаче коллектива, любви к избранной профессии.

Он не стеснялся и не отделял себя от коллектива, отмечая свой день рождения или какое-то торжество своих сотрудников, уче­ников. И все праздники отмечал вместе с коллективом.

Также всем коллективом обсуждались серьёзные вопросы ра­бочих будней, проводился анализ или критика деятельности каж­дого из нас.

Партех Макарович никогда не переоценивал степень своих за­слуг и хвалебных од в свой адрес. Ои мудро реагировал на подоб­

ные высказывания в соответствии с изречением известного поэта: «Хвалу и клевету приемли равнодушно….»

Заслуженный врач РФ, доцент Ахиад Хамидович Нальгиев (Тюменская госмедакадемия):

Судьба распорядилась так, что я попал в учебную ординатуру на кафедру общей хирургии к профессору Партеху Макаровичу Шорлуяну. Я пришел к нему уже более или менее зрелым хирур­гом и нашел благодатную почву для занятий наукой. На кафедре были все условия для занятия наукой: экспериментальная опера­ционная, виварий, биохимическая и гистологическая лаборатория, фотолаборатория, прекрасный коллектив. К тому же у Партеха Макаровича были прекрасные деловые и дружеские отношения с профессорами П.П. Коваленко, Е.К. Алимовой, Б.А. Сааковым, А.И. Поляком, И.И. Дороховым, А. Колосовой и др., что несомнен­но позволяло, в случае необходимости, получить консультацию на самом высоком уровне. Я выполнял кандидатскую диссертацию в компании прекрасных сотрудников (В.И. Нефедов, В.А.Ковалев, А.И. Михнев, А.И. Маслов, Э.В. Коноплев, Ш.А. Тенчурин,

А.С. Свалова, И.И. Личаева, Л.И. Федотова и др.).

С 1973 года я работаю в Тюменской государственной меди­цинской академии, щ них три года работал в Анголе. Я никогда не забываю всё доброе, что сделал для меня мой учитель Партех Макарович. Его всегда радовали успехи молодых сотрудников и огорчали их малейшие неудачи, он всегда был готов помочь сове­том, делом. Очень жаль, что так рано он ушел из жизни. Считаю, что всего чего я добился в жизни в этом большая заслуга моего учителя и коллектива кафедры общей хирургии, где я проходил ординатуру.

Директор НОУ «Интермед», доцент Аркадий Сергеевич Самодуров:

Знаю Партеха Макаровича Шорлуяна с 1954 года как человека очень скромного, порядочного и хирурга высокой квалификации,

В компании сотрудников медицинского института он ни ког­да не старался выделиться. Очень уважительно относился к стар­шим по возрасту и был разборчив в оценке деятельности руково­дителей и подчиненных ему сотрудников. С большим, глубоким

уважением он относился к своему учителю профессору Гутникову Борису Зиновьевичу.

Любил и с большим вниманием относился к студентам. Иногда не традиционно проводил с ними занятия. Он каждый семестр вёл I—2 группы и у него было доверительное отношение к ним, о чем он не редко говорил кругу коллег вне рабочее время. Он так мог заинтересовать студентов хирургией, что один из них напи­сал историю болезни в стихотворной форме. Любил показывать студентам экспонаты созданного им и его коллективом музея ка­федры и т.д.

С большим вниманием и уважением относился к женщинам, не зависимо от их положения и возраста; Конечно, при этом он не мог не заметить симпатичных среди них и отмегшъ это.

Партех Макарович очень осторожно относился к еде и выпив­ке. Если не был уверен в качестве пищи и алкоголя, то ни за что невозможно было его переубедить. Здесь него было своё мнение. Фрукты очень тщательно мыл и обязательно чистил яблоки. Лю­бил национальные блюда разных народов. Выпить алкоголь мог, но очень в ограниченном количестве.

Вместе со своим другом профессором А.М. Килимником был одним из организаторов, которые иод руководством проректо­ра института Б.А. Саакова создали подготовительный факультет иностранных студентов.

Зав. кафедрой глазных болезней РостГМУ, доцент Николай Иванович Бастриков:

В Ростов-на-Дону я приехал зрелым офтальмологом для обуче­ния в аспирантуре у проф. А.А. Бочкаревой. У Антонины Афанась­евны и Партеха Макаровича были хорошие добрососедские отно­шения. Однажды профессор Бочкарева А.А. вызвала меня в свой кабинет, где находился профессор Шорлуян П.М. и обращаясь к нему говорит: — «вот этот доктор уберет Вашу опухоль (холязион) с века в лучшем виде!». После операции мы с Партехом Макаро­вичем, естественно, сохраняли самые теплые отношения. На его кафедре проходила апробация моей кандидатской диссертации.

Однажды я попал в травматологическое отделение, где под местным обезболиванием (с наложением жгута на бедро) мне сделали операцию на коленном суставе. При очередной встрече с Партех Макаровичем, он попросил меня описать свои ощуще-

вия и я поделился с ним своими жуткими воспоминаниями. Этот эпизод Партех Макарович нередко приводил своим ученикам (не называя фамилий) как пример неправильного ведения операции. Более того, по его поручению на кафедре занимались проблемами местного обезболивания, широко применяли этот вид обезболи­вания и один из его учеников написал небольшую по объему, но полезную методичку: «Новокаиновые блокады».

Незабываема наша поездка в Венгрию, где в составе группы медиков были участники Великой Отечественной войны Партех Макарович и Вазген Вартанович Мартиросян. Одним словом о Партехе Макаровиче сохранились самые теплые, приятные вос­поминания. Хороший был он Человек.

Доцент кафедры общей хирургии, к.м.н. Александр Иванович Маслов:

С Партех Макаровичем я впервые встретился в сентябре

1966      г. на первом заседании научного студенческого кружка ка­федры общей хирургии (ИСК). На следующий год он предложил выбрать меня старостой НСК и начать работу над темой канди­датской диссертации. В 1970 году с его легкой руки я был принят в клиническую ординатуру на кафедру общей хирургии.

Считаю, что годы ординатуры на кафедре иод руководством проф. II.М. Шорлуяна это большая школа для любого специалис­та хирургического профиля. Почти на каждой своей лекции он поручал мне демонстрировать студентам больных на различные темы: «Кровотечение», «Заболевания серозных полостей», «Гной­ные заболевания мягких тканей», «Переломы, вывихи», «Опухо­ли» и т.д. Это, естественно, заставляло постоянно работать над собой и тщательно готовиться к демонстрации больных (обследо­вать больных, изучать истории болезни, быть готовым ответить на вопросы).

Незабываемы и консультации больных профессором Партех Макаровичем. Каждую субботу он приглашал меня в свой каби­нет и бесплатно консультировал всех нуждающихся пациентов, которые явились как по направлению, так и самотеком. Моя роль состояла в том, чтобы обеспечить эти консультации стерильным перевязочным материалом, перчатками, инструментарием для обследования, измерить артериальное давление, помочь больно­му правильно одеть бандаж, перевязать рану и т.д. Это была боль­

шая школа гуманного, профессионального отношения к людям. В перерывах, когда не было пациентов, Партех Макарович нали­вал Чай и расспрашивал меня о службе в Армии, о семье, о работе и давал дельные советы.

Партех Макарович был требователен, но справедлив. Однаж­ды, на очередном дежурстве по неотложной помощи, в хирур­гическое отделение доставили пациентку с гнойным маститом. Больная страдала от сильной боЛй, высокой температуры и жало­валась на то, что не может из-за болей уснуть в течение двух суток. Требовалась экстренная помощь, а оба операционных стола и анестезиологи были заняты. К тому же в очереди на операции иод эндотрахеальным наркозом было ещё два поступивших больных. Имея некоторый армейский опыт выполнения операций под мес­тным новокаиновым обезболиванием я предложил ответственно­му хирургу В.Т.Карпенку разрешить мне сделать вскрытие гной­ника в гнойно-септической перевязочной. Василий Трофимович некоторое время колебался, так как была установка профессора все маститы оперировать под общим наркозом, но учитывая сло­жившуюся обстановку и просьбу больной помочь ей, дал согласие на операцию. Па утренней планерке Партех Макарович, узнав

о  нарушении кафедральных установок, устроил нам «нагоняй» и вместе с В.Т. Карпенком дал наказание — отдежурить бесплат­но по три ночных дежурства. Во время профессорского обхода Партех Макарович поинтересовался самочувствием больной. Она ответила: «Спасибо, профессор Вам и докторам! Самочувствие хо­рошее, я совершенно не чувствовала боли, а после операции спа­ла крепким сном». После этого учитель пригласил нас с В.Т. Кар­пенком в свой кабинет и отменил наказание. Мне же, оставшись, один на один, сказал: «Саша, ты только не обижайся, что я на тебя нашумел. Если я с тебя требую, следовательно ты мне нужен, а если не требую, значит у меня нет к тебе никакого интереса». После этого по его поручению мною было написано методическое пособие «Новокаиновые блокады».

Партех Макарович по природе был интернациолист и большое внимание уделял работе с иностранными студентами и учебны­ми ординаторами, а также к прикрепленному к кафедре Йемен­скому землячеству. Он брал своих сотрудников и ходил в гости в общежитие к Йеменским студентам, участвовал вместе с ними на субботниках, торжественных вечерах, посвященных Дню незави­

симости Йемена, приглашал их на чаепитие на кафедру общей хирургии.

Многие иностранные студенты с удовольствием посехцалн на­учный студенческий кружок кафедры общей хирургии, а после окончания института поступили в учебную ординатуру и аспи­рантуру: Буаровонг (Вьетнам), Абусара Яхья (Палестина), Абдель Кадер (Йемен), Пуреф (Монголия), Густаво Монтенегро (Брази­лия), К у зам Салех (Йемен), Эл но Ал, ьварод о Ривас (Боливия) и др. Четверо из них под руководством Партеха Макаровича защитили диссертации и стали докторами медицины и философии.

У Партеха Макаровича было много друзей: член-корр. РАМН, проф. П.П. Коваленко, проф. В.В. Мартиросян, проф.

B.           C. Степанов, доц. Н.М. Николаев, доц. В.В. Стороженко, проф. А .Д. Перепечай, проф. И.И. Дорохов, проф. В.В. Красулин, доц.

Н.И. Перелыгин, проф. Ф.Ф. Скворцов., к.м.н. С.М. Бабиян и многие другие.

Партех Макарович любил свою профессию. Работа, любовь к людям были основным смыслом жизни этого замечательного Че­ловека. Он любил семью, свой коллектив и друзей. Были у него и размолвки с отдельными сотрудниками, но, как правило, не по его вине. В основном, причиной ссор была окружающая его в то время обстановка в обществе и стране.

В то сложное время, как и большинство из нас, он жил по при­нципу: «Прежде думай о Родине, а потом о себе!». Это было заме­чательное время, несмотря на многие трудности!

Врач анестезиолог-реаниматолог Алла Андреевна Канеева:

С профессором П.М. Шорлуяном я впервые встретилась в

1967     году, когда возвратилась в родной Ростов-на-Дону и устрои­лась на работу в Центральную городскую больницу им. НА. Се­машко (ныне горбольйица №1), До этого я проработала 10 лет в г. Новокузнецке (5 лет хирургом и 5 лет анестезиологом-реа- ниматологом), где моими учителями были ученики С.С. Юдина (ЗА. Шпанова и др.), а также мой незабвенный учитель проф. А.А. Червинский.

В первые дни работы в ЦГБ, несмотря на хорошую мою шко­лу, я очень волновалась, но встретилась с замечательным коллек­тивом во главе с М.З. Маркович и её учениками Г.Д. Монченко,

II.Ф. Карнауховым и поняла, что попала в настоящий коллектив врачей-профессионалов, любящих Свое дело.

Я работала в основном в хирургическом отделении и, как пра­вило, с проф. Партех Макаровичем Шорлуяном. Надо сказать, что Партех Макарович был очень требовательным, аккуратным хирургом. С ним было нелегко работать, однако всегда превали­ровало чувство гордости, что приходится работать с таким пре­красным хирургом. Вне операционной он всегда был очень чут­ким, внимательным и доброжелательным человеком, готовым в трудной ситуации помочь сотрудникам и больным.

Зав. лабораторией, к.м.н. Томила Дмитриевна Терещенко:

С именем проф. П.М.Шорлуяна связано начало моей трудовой деятельности, Волею судьбы он принял меня на работу в январе 1962 года в биохимическую лабораторию на должность старшего лаборанта, где я проработала до 1974 года.

На первый взгляд мне показалась в его взгляде некоторая су­ровость, но она сразу же исчезла при первой беседе на тему про­филирования лаборатории. Не имея опыта работы, я как-то быст­ро и смело, при, безусловно, его активной поддержке, освоилась с своим положением. Он с большим теплом и уважением относился к нашему небольшому коллективу, где врачом была только я.

Благодаря ГТартеху Макаровичу установилась тесная связь с кафедрой биохимии руководимой профессором Е.К.Алимовой. На кафедре, по тем временам, были освоены довольно сложные биохимические методы исследования: по белковому, липидному обменам, ферментативной активности сыворотки крови и др.

Биохимическая часть почти всех диссертантов Партеха Мака­ровича выполнялась в нашей лаборатории. Не было дня, чтобы он не зашел к нам и не спросил, как идут дела, какие методики освоены, что нужно для лаборатории. Я, как старший лаборант, всегда чувствовала его присутствие. Именно этому прекрасному человеку, отзывчивому и не безразличному к судьбам своих со­трудников, я обязана тем, что несмотря на свою скромную долж­ность, выполнила и успешно защитила кандидатскую диссерта­цию на тему: «Липидный обмен при панкреатите и холецисто- панкреаште».

Почему-то Партех Макарович всегда представлял меня на раз­личных уровнях как заведующая лабораторией. На моё возраже­

ние, что я всего лишь старший лаборант, он отвечал: «Всё равно будешь заведующей лабораторией». Но этого на кафедре общей хирургии, к сожалению, не случилось, так как лабораторию, о ко­торой он мечтал, создать не удалось. Мне пришлось покинуть ка­федру. Каждый раз при встрече с Партех Макаровичем на терри­тории мединститута, где я работала, эта встреча сопровождалась низким поклоном, только ему свойственной доброжелательной улыбкой. Это была ностальгия по прошлому и никогда не забы ­ваемому. В моей памяти образ Партеха Макаровича всегда будет олицетворением самого лучшего.

Заслуженный врач РФ, зав. хирургическим отд. Анатолий Иванович Михнев:

Я пришел в ординатуру на кафедру общей хирургии после работы в сельской местности хирургом в 1970 году. Работа под руководством замечательного человека, ученого, педагога и ор­ганизатора проф. П.М.Шорлуяна позволила мне обогатить свой профессиональной уровень, а полученные знания, в последующем позволили успешно справляться с обязанностями заведующего хирургическим отделением Центральной Бассейновой больницы (г. Ростов-на-Дону) на протяжении более трех десятков лет.

Партех Макарович создал прекрасный коллектив «трудого­ликов», сотрудников, по-настоящему любящих больных и свою профессию. G огромным удовольствием я вспоминаю то время, когда трудился с замечательными хирургами В.И.Нефедовым, Ш.А. Тенчуриным, К.П. Панасенко, Э.В, Коноплевым, Л.Н. Ста­родубцевой, А.И. Масловым, В.А. Ковалевым, В.Г. Химичевым,

А.С. Сваловой, Р.И. Личаевой, Г.Б. Марголиным, Г.Т. Алексеенко и мн. др. Работа в условиях оказания круглосуточной экстрен­ной хирургической помощи населению огромного города — это подвиг. И приятно, что на протяжении многих лет коллектив кафедры общей хирургии и отделения (врачи, сестры, лаборанты и младший медперсонал) является одним из лучших.

Многому чего я достиг, я обязан моему учителю Партеху Ма­каровичу Шорлуяну.

Ассистент кафедры травматологии и ортопедии, к.м.н. Александр Викторович Ащев:

Первые впечатления от встречи с Партехом Макаровичем сов­пали у меня с первым в жизни визитом в операционную. Партех Макарович выполнял несложную операцию у 12-летнего под­ростка. В операционной стояла полная тишина. Наверное, каж­дый мой однокашник, как и я, с беспокойством пытался предста­вить, что чувствовал бы он сейчас на месте пациента. Внезапно почувствовал звон в ушах. Потемнело, как при затмении солнца. Бдительные коллеги мгновенно усадили меня на стул, наклонили голову вниз. Затмение быстро прекратилось.

Шум вызвал неудовольствие профессора. Верные друзья на­перебой стали объяснять, что я совершенно не виноват, а заснул нечаянно, так как не спал всю ночь — учил общую хирургию! Вначале он отрывисто буркнул: «Днем спать нельзя. Спать надо ночью»! Но вдруг голос профессора потеплел. Он приостановил операцию, повернулся к группе студентов, популярно и подроб­но разъяснил — чем ещё, более приятным, чем сон, должен зани­маться ночью нормальный студент мединститута.

И обстановка разрядилась. А неожиданная случайность совер­шенно не повлияла на мой выбор хирургической профессии. Че­рез 36 лет я благодарен за это Партеху Макаровичу.

Фразу: «спать надо ночью» строгий руководитель, П.М. Шор­луян часто повторял в то время своим сотрудникам, когда хотел подчеркнуть, что важные дела всегда нужно делать в первую очередь. И не напрасно: все молодые сотрудники, окружавшие П.М. Шорлуяна в те годы стали авторитетными, известными в Ростове специалистами.

Главный травматолог-ортопед Азовского района Виктор Александрович Пожилых:

Я помню Партеха Макаровича со студенческой скамьи, когда с удовольствием слушал его лекции по общей хирургии и занимал­ся в научном студенческом кружке (НСК) кафедры общей хирур­гии. В то время сотрудники кафедры и хирургического отделения оказывали помощь не только хирургическим, но и травматологи­ческим больным. При этом пациентами были как взрослые, так и дети..

Увлекшись хирургией, я овладел многими ургентиыми опера­циями и постоянно посещал заседания областного научного хи­рургов. В моей памяти запомнилось как Партех Макарович от­стаивал и решал сложные проблемы, связанные с деятельностью хирургов области. Так, на одном из заседаний общества, главный хирург облздравотдела выступил с сообщением о том, что он ре­шил хирургам г. Таганрога запретить выполнять холецистэкто- мии, в связи с возникшим осложнением. Тогда слово взял Партех Макарович и убедительно объяснил почему нельзя запретить вы­полнять ургентным хирургам холецистэктомии по неотложной помощи и предложил начать обучение хирургов области сотруд­никами кафедр РГМИ. Вскоре сотрудники кафедр взяли шефство над городскими и районными хирургическими отделениями об­ласти и проблема повышения качества оказания помощи боль­ным с данной патологией была решена. В настоящее время во всех ЦРБ области эта операция выполняется в любое время на должном уровне.

Зав. анестезиолого-реанимационным отделением Ростовской горбольницы Ы°1 Жанна Шириновна Дыба:

В 1970 году, вернувшись из Крайнего Севера, после службы на Северном флоте, мы вместе с супругом начали работать в ЦГВ им.

Н.А. Семашко. Первый день работы 31 декабря 1970 года совпал с днём рождения Партеха Макаровича. Заведующий реанимаци­онным отделением А .Д. Беляевский представил меня профессо­ру, сказав: «Вот теперь Жанна Шириновна будет вашим постоян­ным анестезиологом». Партех Макарович изподлобья посмотрел на меня, как тогда мне казалось, недоверительно. После таких анестезиологов, как Алла Андреевна Канеева, Эдуард Артёмович Абояи высококлассных профессионалов, естественно, я проигры­вала. Но, поработав некоторое время вместе, Партех Макарович выразил полное удовлетворение и пожелал видеть в операцион­ной хирургии меня. Он был строг ко всем в операционной, так как понимал всю ответственность за судьбу человека находящегося на операционном столе. Вне операционной он был вежлив, добр и многое превращал в шутку. Его требовательность, аккуратность, спокойствие всегда нас мобилизовывало и заставляло постоянно работать над собой.

Была большая честь работать с таким человеком рядом.

Главный хирург управления здравоохранения г. Таганрога Валентин Дмитриевич Кузнецов:

Моё знакомство с Партех Макаровичем Шорлуином началось в конце 50-х годов, когда я начал работать хирургом в г. Таганро­ге у Аладжева Артема Каспаровича. Партех Макарович и Артем Каспарович были хорошими дальними друзьями. Я помню, как в конце 50-х, начале 60-х годов кафедра общей хирургии, которой руководил Партех Макарович, часто проводила выездные кон­ференции по области и в г. Таганроге. Вместе е Партех Макаро­вичем приезжали многие сотрудники клиники общей хирургии

—   Дюжиков А.А., Шапошников А.В. и другие. На конференциях выступали сотрудники кафедры и наши практические хирурги. В те годы хирурги г. Таганрога часто приглашали на консультации ведущих хирургов Ростова профессоров Коваленко Петра Петро­вича, Гутникова Бориса Зиновьевича и конечно Шорлуяна Пар­теха Макаровича.

Мы приехали па одну из первых конференций в г. Ростов-на- Дону. На кафедре общей хирургии проводились показательные операции, и одну из них делал Партех Макарович. Я поспешил туда, но так как желающих посмотреть показательную операцию было много, то все лучшие места на специальном возвышении быди заняты. Я и ещё два хирурга облюбовали свободный угол в операционной, но подошла операционная медицинская сестра и предупредила, что профессор именно в этот угол бросает хирур­гический инструмент, если тот не удовлетворяет предъявляемым к инструменту требованиям.

Совместная работа в правлении Ростовского областного на­учного общества хирургов и постоянные встречи на заседаниях общества позволили мне более близко познакомиться с Партех Макаровичем. Его знания, опыт, практическая направленность всей его деятельности, порою не стандартное оригинальное мыш­ление вызывали уважение и признательность всех кому приходи­лось работать с Партех Макаровичем.

Светлая память о профессоре Шорлуяне Партехе Макаровиче навсегда останется в памяти его учеников, сотрудников и всех кому посчастливилось знать этого человека.

Яндекс.Метрика